Россия может снова попытаться заполучить МЗКТ и уже прощупывает почву

Впoлнe вeрoятнo, чтo Мoсквa, вoспoльзoвaвшись финaнсoвыми труднoстями Минскa из-зa нaлoгoвoгo мaнeврa в   рoссийскoй нeфтянoй oтрaсли, прeдпримeт oчeрeдную пoпытку «oтжaть» Минский зaвoд кoлeсныx тягaчeй (МЗКТ).



Фoтo: Eвгeний Eрчaк, TUT.BY

Спeцпрeдстaвитeль прeзидeнтa РФ, пoсoл Рoссии в   Бeлaруси Миxaил Бaбич oбсудил пeрспeктивы дaльнeйшeгo сoтрудничeствa с   рукoвoдитeлями OAO   «МЗКТ» и   OAO   «Пeлeнг». Бaбич тaкжe пooбщaлся с   прeдсeдaтeлeм Гoсудaрствeннoгo вoeннo-прoмышлeннoгo кoмитeтa Бeлaруси Рoмaнoм Гoлoвчeнкo, сooбщилa нa   дняx прeсс-службa рoссийскoгo пoсoльствa в   Минскe.



Российские ракеты на   минских колесах

Характерно, что значительная часть этого сообщения посвящена именно МЗКТ. В   частности, говорится, что около 90% продукции предприятия приходится на   Россию. Там действуют официальное представительство МЗКТ и   развитая сеть дилерских центров. В   свою очередь более 200 российских предприятий являются поставщиками сырья, материалов и   комплектующих для минского завода.


Подчеркнутое внимание Москвы к   МЗКТ объяснимо. Ведь его продукция весьма широко используется в   российской армии. На   специальных колесных шасси и   тягачах (СКШТ) этой марки базируются оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер», реактивные системы залпового огня «Смерч» и   «Торнадо», зенитные ракетные комплексы (ЗРК) С-300 и   С-400, колесные варианты экспортных ЗРК «Тор» и   «Бук».


На   минских шасси также размещаются автономные пусковые установки (АПУ) и   транспортно-заряжающие машины противокорабельных береговых ракетных комплексов «Бастион», «Бал-Э», «Клаб-М». Но   самое главное   — на   многоосных транспортерах МЗКТ размещены подвижные грунтовые ракетные комплексы ракетных войск стратегического назначения России: «Тополь», «Тополь-М», «Ярс» и   «Рубеж».



В   конкуренцию вступил КамАЗ

Однако все выглядит не   так просто, если взглянуть на   ситуацию через призму беспрецедентной информационной компании, начавшейся в   российских СМИ после того, как в   конце августа прошлого года на   международном военно-техническом форуме «Армия-2018» широкой публике были показаны колесные шасси КамАЗ-7850. Их   сделали на   Камском автозаводе в   рамках проекта «Платформа-О».


Вкратце содержание многочисленных публикаций, посвященных этому событию, сводилось к   следующему. Поскольку КамАЗ-7850   — это полноценная замена знаменитому белорусскому ракетному тягачу МЗКТ-79221, то   теперь камазовские, а   не   минские, «сороконожки» станут носителями межконтинентальных баллистических ракет мобильного базирования и   целого ряда других российских вооружений.


Этот   же вывод можно сделать и   из   заявления министра обороны России Сергея Шойгу, который 29   августа 2018 года публично отчитался об   успешном завершении государственных испытаний новейших колесных шасси марки КамАЗ для стратегических ракетных комплексов.


«Мы   показали „Платформу-О“, потому что закончили госиспытания, и, я   думаю, на   следующей неделе, будем подписывать контрактные документы»,   — заявил министр.


Понятно, что речь шла о   контрактах на   поставку камазовских СКШТ взамен минских.


Причину такой эйфории даже чиновников высокого ранга можно понять. Еще в   2011 году со   ссылкой на   официальные источники в   прессе прошли сообщения о   том, что Минобороны России намерено к   2014 году отказаться от   использования белорусских СКШТ в   пользу изделий КамАЗа. 2014 год минул, предсказанное не   сбылось, и   встал вопрос: как отчитаться за   потраченные без малого 300 млн долларов. И   вот спустя четыре года ответственным лицам, казалось, можно вздохнуть с   облегчением.



«Платформа-О»   — тупиковый проект?

Однако вскоре выяснилось, что глава российского ведомства несколько поспешил. 30   августа во   время очередного демонстрационного показа колесного шасси КамАЗ-7850 произошел сбой в   бортовой электронике, управляющей машиной, и   несколько колес по   обеим ее   бортам повернулись в   противоположном направлении.


Это дало экспертам повод обратить внимание на   доводы тех специалистов, которые изначально сомневались в   правильности технического решения, положенного в   основу конструкции ходовой части СКШТ семейства «Платформа-О»: применение дизель-электрического привода с   электромоторами, встроенными в   ступицы колес.


В   теории у   такой конструкции вроде   бы есть целый ряд преимуществ перед традиционными схемами многоосных колесных шасси. Но   на   практике оказалось, что эти гипотетические достоинства перечеркиваются недостаточной надежностью и   низкой живучестью машин военного назначения с   электромеханической трансмиссией (ЭМТ). Особенно в   условиях применения современных средств поражения.


Причем наиболее критичной для СКШТ с   ЭМТ военного назначения (а   для ракетных транспортеров   — в   первую очередь) является их   высокая уязвимость перед электромагнитным импульсом (ЭМИ), возникающим в   результате ядерного взрыва. ЭМИ повреждает бортовую электронную аппаратуру, электроприборы и   линии электропитания.


Считается, что подрыв на   высоте около 400   км даже одного ядерного боеприпаса мощностью более 10 мегатонн нарушит работу всей электронной и   электрической аппаратуры в   весьма обширном районе. В   результате чего АПУ мобильных ракетных комплексов на   базе СКШТ с   ЭМТ на   всей этой территории окажутся обездвиженными и   станут легкой мишенью для высокоточного оружия противника.


Но   мощный ЭМИ может генерироваться не   только ядерным взрывом. Современные достижения в   области неядерных генераторов ЭМИ позволяют сделать их   достаточно компактными для использования обычными и   высокоточными средствами доставки.


Нетрудно понять, что СКШТ, создаваемые по   программе «Платформа-О», под монтаж АПУ для ракетных комплексов не   годятся. Конструктивные особенности этого семейства машин практически исключают их   применение в   боевых условиях.


Как дальше будет развиваться в   России ситуация с   импортозамещением изделий МЗКТ, пока неясно. Официальные представители Минобороны России от   заявлений на   эту тему предпочитают воздерживаться.



Новый торг?

Между тем нынешний визит посла Бабича на   МЗКТ дает основания полагать, что в   военно-политическом руководстве России осознают невозможность в   ближайшее десятилетие обойтись без минских СКШТ.


Но   вряд   ли речь идет только о   простых поставках готовой продукции. С   большой долей вероятности можно предположить, что в   повестку дня вновь будет поставлен вопрос о   продаже контрольного пакета акций ОАО   «МЗКТ» российской стороне.


Стоит напомнить, что принципиальное согласие о   создании белорусско-российского холдинга с   участием МЗКТ было достигнуто еще в   марте 2013 года. Позднее эта договоренность была подтверждена на   уровне премьер-министров и   президентов двух стран.


Но   поскольку каждая из   сторон стремилась выжать из   сделки максимум выгоды, торг относительно условий создания совместного предприятия принял жесткий и   затяжной характер.


Наконец в   августе 2015 года Александр Лукашенко заявил, что государство пока не   намерено продавать МЗКТ, если только россияне не   предложат 3 млрд долларов. Позднее белорусский лидер предложил обменять акции МЗКТ на   акции компании «Башнефть». Подобные запросы в   Москве сочли чрезмерными, и   переговоры на   эту тему были прерваны.


И   вот, похоже, начинается очередной этап торга. Не   исключено, что в   обмен на   контрольный пакет акций МЗКТ (а   возможно, и   ряда других предприятий ВПК) белорусскому руководству будет предложена компенсация потерь от   налогового маневра. В   нынешних условиях это предложение, от   которого трудно отказаться.

 

Теги: Минск
 

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.