Бюджет-2019: что с ним не так

Прaздники зaкoнчились, нoвый гoд нaчaлся, и будeт oн нeлeгким. Этo пeрвыe слoвa, кoтoрыe прoизнeс прeзидeнт, oткрывaя пeрвoe жe в 2019 гoду   сoвeщaниe пo экoнoмичeским вoпрoсaм. И глaвa гoсудaрствa прaв — испытaния впeрeди. В тoм числe и для бюджeтa.



Фoтo: Дмитрий Брушкo, TUT.BYРoст рaсxoдoв нa фoнe выпaдeния дoxoдoв

Нa пeрвый взгляд, кaжeтся, чтo ситуaция в сфeрe гoсфинaнсoв oстaeтся блaгoпoлучнoй, пoскoльку гoсудaрствo нe тoлькo сoкрaщaeт, нo и увeличивaeт в 2019-м сoциaльныe рaсxoды.


Сoглaснo оценкам Минфина, в 2019 году ассигнования на оплату труда работников бюджетной сферы вырастут по сравнению с 2018-м на 12,8%. Как следствие, соотношение уровня зарплат бюджетников к средней зарплате по стране увеличится до 80%. Кроме этого, вырастет поддержка многодетных семей — на 9,8%.


При этом весьма показательно, что официальные планы по росту расходов заметно превышают официальный прогноз по росту доходов казны.


Расходы консолидированного бюджета в 2019 году ожидаются в размере 35,3 млрд рублей и вырастут на 4,7% по сравнению с 2018-м. Расходы республиканского бюджета ожидаются на уровне 22 млрд рублей с ростом на 5,1% к уровню 2018 года.


В то же время поступления казны вырастут на символическую сумму. Доходы консолидированного бюджета Минфин ожидает в 2019 году на уровне 36,7 млрд рублей (на 2,1% больше по сравнению с 2018-м). Доходы республиканского бюджета в 2019-м составят 22,7 млрд рублей и вырастут всего на 0,8% по сравнению с 2018-м.


Таким образом, по факту мы имеем на этот год бюджет, предусматривающий с одной стороны рост расходов, а с другой — стагнацию доходов. С чем это связано?



Нефтяные доходы идут вниз

Одна из основных статей, благодаря которой наполняется белорусская казна, — налоговые доходы от внешнеэкономической деятельности. Эти поступления полностью зачисляются в республиканский бюджет, и в 2018 году они существенно увеличились.


По итогам прошлого года, согласно предварительной оценке Минфина, налоговые доходы от внешнеэкономической деятельности составят 5 млрд рублей и увеличатся на 41% по сравнению с 2017-м.


Выросли эти доходы за счет того, что цены на нефть и нефтепродукты в прошлом году пошли вверх и, соответственно, нефтяные доходы резко увеличились. Если в 2017-м поступления казны от вывозных таможенных пошлин на нефтепродукты составили 1,31 млрд рублей, то по итогам 2018-го, как ожидается, достигнут 2 млрд рублей.


Однако в 2019 году, скорее всего, будет наблюдаться обратная картина, и налоговые доходы от внешнеэкономической деятельности сократятся, по предварительным расчетам, на 13,4% (по сравнению с 2018-м) до 4,36 млрд рублей. Почему?


В 2019 году власти прогнозируют снижение поступлений от вывозных таможенных пошлин на калийные удобрения на 15,8% до 846 млн рублей, Кроме этого, ожидается, что вывозные таможенные пошлины на нефть, которую Беларусь добывает на своей территории, принесут в бюджет только 316,5 млн рублей (на 22,1% меньше по сравнению с 2018-м). Наконец, поступления бюджета от пресловутых вывозных таможенных пошлин на нефтепродукты оцениваются в 2019 году в 1,39 млрд рублей (минус 31,3%).


Столь существенное сокращение нефтяных доходов, как уже неоднократно говорилось, связано с реализацией налогового маневра в России.


Белорусский Минфин подсчитал, что потери бюджета от вывозных таможенных пошлин на нефть и нефтепродукты из-за налогового маневра составят в 2019 году 513,1   млн рублей, или 231,6 млн долларов.


Мало этого, для частичной компенсации нефтеперерабатывающим заводам роста цены на нефть в условиях реализации налогового маневра в бюджете на 2019 год снижены на 25% акцизы на автомобильное топливо. Потери казны из-за этого оцениваются в 170,7 млн рублей.


Таким образом, суммарный негативный эффект налогового маневра на бюджет составит 683,8 млн рублей. То есть республиканский бюджет из-за этого маневра уже в 2019-м лишился более 3% доходов. А что будет дальше?



Налоговые льготы станут резать?

Выступая 10 января на совещании по экономическим вопросам,   Александр Лукашенко   еще раз напомнил, что из-за реализации налогового маневра в 2019-2024 годы совокупные потери страны могут составить более 10 млрд долларов.


При этом глава государства поставил перед правительством   задачу   «не гиперболизировать проблемы, связанные с потерями белорусского бюджета из-за налогового маневра в России, а искать другие надежные источники, которые компенсируют эти негативные моменты».


Закономерный вопрос: где найти эти «надежные источники», которые способны компенсировать столь серьезные потери бюджета?


Один из возможных вариантов — сокращать налоговые льготы. По информации   БелаПАН, объем налоговых льгот, которые государство предоставит в 2019 году, составит 5,7% ВВП (в денежном выражении это 7,4 млрд рублей). Примерно половина их приходится на льготы по уплате НДС, еще 1,6% к ВВП — это льготы по имущественным налогам и налогу на прибыль.


Белорусские экономисты считают, что налоговые льготы сейчас в одних случаях эффективны, а в других нет.


«Если говорить о налоговых льготах, которые предоставлены   IT-сектору, можно сказать, что они достаточно эффективны. Экспортная выручка   IT-отрасли растет на десятки процентов в год, сюда постоянно приходят прямые иностранные инвестиции»,   — отметила научный директор Исследовательского центра ИПМ   Ирина Точицкая.


Налоговые льготы должны быть хорошо таргетированы, чтобы принести ощутимый эффект для экономики, полагает академический директор Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC)   Катерина Борнукова.


«Пример — Парк высоких технологий. Резидентам предоставлена существенная льгота по уплате взносов в Фонд социальной зашиты населения, которая позволяет выплачивать высокие зарплаты работникам и не делать значительные отчисления в наш пенсионный фонд. Без этой льготы   IT-компании, в том числе иностранные, вряд ли бы охотно становились резидентами парка»,   — подчеркивает Катерина Борнукова.


Вместе с тем, в эффективности ряда прочих налоговых льгот экономисты сомневаются.


«Пример — свободные экономические зоны. Созданы они давно, появились они в каждой области, перед ними ставилась задача существенно увеличить экспорт, но серьезного эффекта белорусская экономики до сих пор от них не получила. Поэтому говорить об эффективности налоговых льгот, когда мы имеем в виду СЭЗы, довольно сложно»,   — отмечает Ирина Точицкая.


По мнению экспертов, в том случае, если Беларуси придется изыскивать внутренние источники для компенсации потерь в связи с налоговым маневром, может встать вопрос о сокращении налоговых льгот либо повышении ставок налогов.


«В связи с реализацией налогового маневра, возможно, придется урезать расходы. В долгосрочной перспективе, если мы не получим компенсацию со стороны России и существенно не сократим налоговые льготы, возможно, понадобится повышать налоги для сохранения сбалансированности бюджета»,   — предполагает Катерина Борнукова.


Еще вариант — продолжать сокращать расходы на оказание господдержки реальному сектору экономики. МВФ оценивает такую поддержку (в ежегодном выражении) в 1,5-2% ВВП.


«Если Беларуси придется решать бюджетные проблемы самостоятельно, и компенсации со стороны России за налоговый маневр в полном объеме не последует, то вряд ли государство будет резать социальную сферу. Расходы на здравоохранение и образование у нас и так небольшие. Можно и нужно говорить о сокращении бюджетных расходов за счет урезания господдержки для реального сектора»,   — полагает Ирина Точицкая.


В общем, судя по всему, если Кремль в ближайший год Беларуси компенсацию за налоговый маневр не выплатит, придется идти на какие-то непопулярные меры.

 

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.